Убийства на заводе Шаумяна

Речь идет о заводе имени Шаумяна, когда-то ведущем предприятии по производству моторных масел, в том числе и для нужд Министерства обороны.

Справка: Завод им.Шаумяна – старейшее в стране предприятие такого профиля. Во времена СССР ежегодно производило 100 тысяч тонн горюче-смазочных материалов. В основном – масел. Производство с лихвой перекрывало потребности страны. На территории бывшего Союза кроме завода им.Шаумяна было еще несколько подобных предприятий: в Ростове-на-Дону, Оренбурге, Перми и Москве. Но только в Москве и Петербурге до недавнего времени заводы по производству масел считались еще и опытными площадками и имели собственные мощные научные лаборатории.

На сегодняшний день завод в столице полностью выкуплен компанией «ЛУКОЙЛ» и работает исключительно для ее нужд. В Ростове и Перми создали собственные научные лаборатории. Завод в Оренбурге, по всей видимости, находится в состоянии анабиоза и пока его нельзя назвать активными игроком на рынке.

Самый крупный и мощный из заводов по производству масел остался вне территории России – в Бердянске, на Украине. Но, судя по всему, дела там обстоят не лучшим образом, ведь именно с петербургским предприятием ведутся переговоры о поставке масел для Украинского ВМФ.

Корни конфликта уходят в 1998 год. После процедуры банкротства производство в буквальном и переносном смысле поделилось на две части.

Земли и денег…

Исторически завод имел две площадки, расположенные практически друг против друга. После банкротства они стали территорией двух фирм. Поначалу у них были разные наименования: одна – ЗАО «Моторные масла – завод имени Шаумяна», вторая – ООО «Химинвест». С начала 2002 года и названия стали похожими: «Моторные масла – завод имени Шаумяна» и «Завод имени Шаумяна». ЗАО «Моторные масла – завод имени Шаумяна» попало в руки некоего Олега Балымова сотоварищи (о них речь пойдет ниже). Сам Балымов стал генеральным директором.

Врез ИА "Руспрес": Официальным центром экономической активности [Шоты] Ботерашвили стало ЗАО «Неохим», в свою очередь учредившее несколько фирм. Одной из них остаётся компания жены главного бенефициара Виктории Шамликашвили «Индивидуальный туристический сервис» (ITS). Цели второй созданной «Неохимом» структуры были куда более серьёзными – фирме «ОГО-Санкт-Петербург» принадлежало ООО «Моторные масла – завод имени Шаумяна».

Понятно, что любое предприятие, а особенно прошедшее процедуру банкротства, заинтересовано в привлечении инвестора. Балымов сделал ставку на государственную нефтяную компанию «Славнефть». Ее руководство, в свою очередь, выдвинуло единственное, но жесткое условие – обе площадки должны принадлежать одному хозяину. С конца 2000 года по этому поводу велись переговоры. В конечном итоге на объединительный процесс, по некоторым сведениям, было выделено 100 тысяч долларов и отведен полугодовой срок.

Вот тут и начинается одна из нитей интриг, «подстав» и других малоприятных событий, завязавшихся, в конечном итоге, в узел неразрешимых противоречий.

Что говорил Олег Балымов господину Гуцириеву, бывшему в тот период председателем совета директоров «Славнефти», знает только он сам. Но наверняка руководство «Славнефти» не было поставлено в известность, что основным владельцем второго предприятия является американская компания «Сандерс Инструментс Инк». Ей принадлежит контрольный пакет акций (60%). Однако второй концессионер – «Волохович и К°» (40%) – стал поддерживать господина Балымова. Это и послужило поводом для формального разбирательства: кому же, в конечном итоге, принадлежит вторая площадка. Судебные тяжбы по поводу того, кто хозяин «Химинвеста», тянутся без малого год с переменным успехом. Суд принимает решение в пользу то одних, то других. В частности, 4 июля на очередном заседании 2-й инстанции (кассационной) Арбитражного суда решение было принято в пользу команды Балымова, ответчики («Химинвест») на заседание не явились. Но, судя по всему, это не страх и не небрежность, а тактический ход. В итоге все и окончательно должно решится в 3-й кассационной инстанции в последних числах июля.

И говорят, что команду Балымова ждет неприятный сюрприз – некие документы из Городского следственного управления Санкт-Петербурга, которые могут повлиять на исход тяжбы.

Петля, затянутая узлом

С 2001 года обстановка вокруг бывшего когда-то единым завода накалилась до предела. 11 сентября (в знаковый день) гибнет человек (фамилия не называется по этическим соображениям) из окружения Балымова, оставив после себя записку о том, что после бомбардировки Америки ему очень страшно жить. Истинная история этого самоубийства вряд ли когда-нибудь станет достоянием гласности. Ну, застрелился человек и застрелился, что теперь поделаешь?

Вряд ли об этом событии было известно в «Славнефти». Иначе чем можно объяснить тот факт, что в самом конце 2001 года Олег Балымов добивается принятия решения об открытии на территории своего завода петербургского филиала коммерческой структуры «Славнефти» – ЗАО «Русойл–Москва»? «Русойл» заключил с «Моторными маслами» договор процессинга, по которому оплачивается только произведенный продукт. В принципе, иметь базовую точку для производства и сбыта продукции было выгодно. На территории Северо-Запада у «Русойла» не было своего склада, а в регионе они собирались работать серьезно и долго. Между тем отправка одного вагона смазок в Петербург со склада в Ярославле обходилась в 15–20 тысяч рублей в месяц. При том что реально можно было реализовать около 10 вагонов продукции. Конечно, при таком раскладе гораздо выгоднее организовать производство и склад исходных материалов на месте. Весь ноябрь прошлого года на склад активно завозилось сырье – всего на 7 миллионов рублей.
Ремарка: По договору процессинга «Моторные масла – завод им.Шаумяна» должны были производить 15–20 видов смазок. Реально наладили выпуск только семи наименований, да и то не самых ходовых.

Конечно, 7 миллионов рублей – не столь уж великая сумма, но они, как оказалось впоследствии, были только началом. Странные вещи стали твориться на заводе еще до наступления нового 2002 года. «Русойл», что называется, «подсуетился» и привез в Петербург из Уфы 14 тонн «эфира-2», очень редкого, ценного и дорого сырья (40–50 тысяч рублей за тонну), при «невыясненных» обстоятельствах 7 тонн пролились. И что интересно и странно: одним из заказчиков этого «эфира-2» была фирма «Русма», которой владел господин Нариманов.

Менее чем через два месяца – в первых числах февраля 2002 года – этот партнер Балымова по бизнесу и, как впоследствии выяснилось, имеющий непосредственное отношение к 19% акций «Химинвеста» (из пакета, принадлежащего сторонникам объединения), был убит в подъезде собственного дома классическим по современным меркам способом, с контрольным выстрелом.

Остается только предположить: имея отношение к акциям «Химинвеста», он теоретически мог изменить расклад сил в борьбе за это предприятие. В апреле 2002 года – новый скандал. Балымов уволил последних операторов (подавляющее большинство сотрудников было либо уволено либо сами ушли еще до того).

Нету тела – нету дела

А 23 апреля похищают генерального директора «Завода имени Шаумяна», конкурента и противника Балымова – Игоря Лукичева.

Лукичев считает, что родился в рубашке. Его, связанного и запиханного в каморку на территории завода Олега Балымова, случайно обнаружил один из подсобных рабочих, решивший схоронить в этой комнате найденные бутылки. Спасло еще то, что нашли Лукичева в тот же день – 23 апреля. Сам Балымов считает, что спрятанный на подконтрольной ему территории похищенный конкурент – это не что иное, как провокация.

У похищенного другая точка зрения. По мнению Лукичева, его спасла цепочка случайностей, и первым звеном в ней был тот факт, что 23 апреля в районе улицы Салова и Обводного канала была огромная пробка. Машины стояли плотными рядами, растянувшись на километр, а то и больше. И его похитителям было просто не выбраться из города, а оставаться со связанным человеком в машине, к тому же усыпленным большим количество эфира, да среди бела дня, было достаточно опасно.

О том, что это похищение было не случайным, говорит тот факт, что за несколько недель до этого в машину Лукичева была подброшена граната Ф-1. По факту подложенной гранаты и по факту похищения человека уголовные дела были возбуждены только спустя два месяца.

Главное – маневры…

А тем временем на площадке завода «Моторные масла – завод им.Шаумяна» события продолжают развиваться не в пользу «Славнефти». К концу апреля на территории завода осталось только представительство «Русойла».

В Москве начинает раскручиваться скандал, связанный с выборами председателя совета директоров «Славнефти». И именно в этот момент, в начале мая 2002 года, Олег Балымов выставляет уже московским представителям «Русойла» денежные претензии и принимает меры к обеспечению своих требований. В частности, с 30 апреля с территории завода «Моторные масла – завод имени Шаумяна» запрещается вывозить сырье, принадлежащее «Русойлу» (а через него – непосредственно «Славнефти»). 8 мая «Русойлу» выставляется уже конкретная сумма – 10 миллионов рублей за аренду складов. Напомним, эти требования происходят на фоне невыполненного договора процессинга: из 15 видов масел выпущено только 7, 100 тысяч долларов, вложенных «Славнефтью» через «Русойл» в ЗАО «Моторные масла – завод им. Шаумяна», завезенного сырья на 7 миллионов рублей и нереализованной готовой продукции, которую «Русойл» не может вывезти со склада.

А с 27 мая сотрудников петербургского «Русойла» и вовсе не пропускают на территорию завода – и филиал коммерческой структуры «Славнефти» не работает, терпя убытки в виде упущенной выгоды, нереализованных договоров и потери деловой репутации. Дело в том, что, по некоторым данным, на заводе им.Шаумяна (в том случае, если обе площадки удалось бы объединить в руках одного хозяина) «Славнефть» планировала производить ковикор – особый вид теплоносителя, необходимый для обеспечения безопасности работы АЭС, использующийся в атомных ректорах подлодок и т.д.

Ориентировочно представителями «Русойла» было заключено 5 договоров на поставку ковикора для нужд АЭС в разных регионах. И как уверяют представители петербургского филиала, просившие не называть их имен, договоры на поставку заключались от имени «Славнефти», но под «шапкой» предприятия Балымова. Теперь же фактически лишившиеся своего рабочего места те же представители говорят, что произвести ковикор можно только на площадке противоположной стороны, там, где осталась еще с прежних времен лаборатория, заново оснащенная новыми хозяевами, а главное – высококвалифицированные специалисты.

Как будут развиваться события вокруг завода им. Шаумяна дальше, пока не ясно. Москве не до Петербургских проблем. Сотрудники петербургского филиала «Русойла» сидят по домам, а оба предприятия и ЗАО «Моторные масла – завод им. Шаумяна» и ЗАО «Завод им.Шаумяна» готовятся к очередному витку судебного разбирательства.






Источник: “http://www.rospres.com/crime/3232/”

ТОП новости

Разное

Вход

Меню пользователя